Курская битва

Курская битва, операция "Цитадель" является самой масштабной битвой между танковыми войсками СССР и Германии.

Курская битва происходила в июле 1943 года. После поражения на Восточном фронте под Сталинградом, Гитлер пытался достичь преимущества и начал операцию по захвату Курской дуги. Глубина дуги представляла собой расстояние в 160 км на запад, ее ширина была 240 километров, в центре располагался город Курск. Гитлер решил атаковать одновременно с севера и юга, окружив, таким образом, огромные силы Советской армии, находившиеся там. Дальнейшей целью Гитлера было продвижение с Урала на Москву.

Вступление

В конце января 1943 года, шестая немецкая армия под командованием фельдмаршала Паулюса капитулировала в Сталинграде. За три недели до этого, 12 января 1943 года началось общее наступление Советской армии от Дона в сторону Донца, во время которого был захвачен Харьков. Севернее, советские войска вернули себе стратегический город и железнодорожную развязку – Курск. Западнее Курска образовалась большая дуга, восточной границей которой был Орел, а южной - Белгород, оставшиеся в немецкой власти. Продвижение Советской Армии было остановлено.

С середины февраля до конца марта 1943 года фельдмаршал Эрих фон Манштейн вел успешное контрнаступление южнее Курска, снова захватив Харьков, несмотря на то, что силы СССР превышали немецкие в отношении 5:1. Следующей целью немцев была Курская дуга. С севера на юг длина Курской дуги была около 200 километров, а ее глубина (с востока на запад) – около 150 км – с юга силы Советской армии держали оборону на реке Донец, восточнее Белгорода и Харькова. Таяние снегов в начале весны остановило военные действия обеих сторон.

Подготовка к сражению

Процесс принятия решений перед немецким нападением

В начале 1943 года Германия завершила последнюю стадию общей мобилизации, увеличив, таким образом количество солдат до 9.5 миллионов – по сравнению с 7.2 миллионов в 1941 и 8.6 миллионов в 1942. Производительность оборонной промышленности в 1943 году достигла пика. Увеличилось общее количество производимого оружия, кроме этого, с конвейеров сходили новые виды тяжелых бронированных орудий:

В мае 1943 года с немецкого конвейера сходило в 5.7 раз больше тяжелых бронированных орудий по сравнению с маем 1941 года. Среди модернизированных тяжелых бронированных орудий, начавших поступать на фронт в начале 1943 года были:

-  танки "Тигр" весом 60 тонн с 88-миллиметровым орудием и двумя пулеметами, броня на передней части танка была толщиной 150 мм, по бокам – 88 мм;

- танки "Пантера" весом 45 тонн с 75-миллиметровым орудием и одним пулеметом. Толщина брони на передней части – 85 мм, по бокам – 40 мм. Во время операции "Цитадель" в этой модели обнаружилось много технических недоделок.

- самоходно-артиллерийская установка "Фердинанд" (прозванная также "Слоном"), весом в 70 тонн, вооруженная 88-миллиметровым орудием быстрого огня (без пулемета). Броня на фронтовой части – 200 мм, создан на основе каркаса "Тигра".

Появление тяжелых бронированных орудий разбудило в немцах чувство технологического преимущества над Советской Армией.

В связи с нуждами оборонной промышленности, было решено, по приказу Гитлера, оберегать Донецкий бассейн, чтобы сохранить магниевые копи, находящиеся в районе Никополя.

Немецкий генштаб взвешивал два основных варианта в отношении продолжения военных действий летом 1943 года:

- фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий южными армиями, предложил дождаться советской атаки, ожидаемой летом с юга, с целью попытаться захватить заново Донецкий бассейн, Харьков и продвинуться в направлении Днепра. После того, как атака прекратится, предложил Манштейн, группа армий под его командованием нападет в южном и юго-восточном и уничтожит Советскую армию на юге. Такой план был похож на план "стратегической контратаки", придуманный Клаузевицем. Сам Манштейн называл этот способ "ударом тыльной стороной ладони" (в противовес термину "удар ладонью", обозначающим конвенциональную атаку). Гитлер этот план раскритиковал.

- Вместо плана Манштейна, генерал Цайцлер, глава генштаба немецкой армии (командующий Восточным фронтом) разработал план под кодовым названием "Цитадель", с целью прорвать Курскую дугу, уничтожить советские войска и захватить Курск вместе с железнодорожной развязкой. План включал в себя одновременный заход с севера и юга бронированных механических орудий, а для обеспечения восточной линии фронта с юга в сторону северо-востока и удержания западной части дуги будет направлена пехота. Попытка главнокомандования провести операцию "Цитадель" в начале весны не удалась из-за объема подготовительных работ.

4 мая 1943 года Гитлер созвал встречу, чтобы подготовить операцию. На встрече присутствовали генерал Цайцлер – глава генштаба, фельдмаршал Манштейн, командующий Южной армией, войска которого должны были атаковать с юга на север. Фельдмаршал фон Клуге, командующим армиями Центра, миссией которого была атака с севера на юг и генерал-полковник Ганс Гудериан, который был возвращен на действительную службу и являлся главнокомандующим танковых войск. Фельдмаршал Модель, который должен был командовать силами на северном участке фронта, не присутствовал, а прислал письмо, где предложил отложить атаку на дополнительное время и намекнул, что считает операцию провальной после оценки мощи советской обороны. Гудериан решительно противился планируемой операции, утверждая, что новые танки не выдержат напора. То же самое утверждал глава оперативного отдела Руководства Верховного командования Вермахта, генерал Альфред Йодль. Гитлер сначала сомневался, тем не менее окончательно решив отложить выполнение операции до тех пор, пока будут готовы новые виды тяжелых бронированных орудий. На следующем совещании у Гитлера, 1 июля 1943 года было решено начать операцию "Цитадель" 4-5 июля 1943 года.

Процесс принятия решений советской стороной

Идея немецкой атаки на Курскую дугу родилась в марте 1943 года, первый приказ о выполнении, за подписью Гитлера, был опубликован 15 апреля 1943 года. Намерения Вермахта стали известны в СССР практически немедленно, со временем советская разведка получила развернутый план действий немецкой армии. Под вопросом оставалась только планированная дата нападения. Эта дата постоянно изменялась, в соответствии с продвижением логической подготовки со стороны немцев и расчетов Гитлера.

В начале 1943 года количество танков и противотанковых орудий в Советской армии дошло до 28,000. Потери того года составили около 23,500 танков и противотанковых орудий.

Советская разведка основывалась на информации, поступавшей из Великобритании (хоть и с задержкой), источник которой был в расшифровке немецких сообщений, агентурной сети "Люци", находившейся в Швейцарии и покрывавшей всю Европу и на деятельности боевой разведки (наблюдение, прослушивание и допрос пленных).

Информация о надвигающейся немецкой атаке весной-летом 1943 года в районе Курской дуги не удивила советское главнокомандование и в какой-то мере даже сыграла в их пользу. Генштаб СССР планировал летом атаковать с севера (Орловское направление) и с юга (Белгородско-Харьковское направление) в сторону Курской дуги. Таким образом, подготовка к остановке немецкой атаки, не требовала особых маневров. Стратегия включала в себя остановку немецкой атаки  на Курской дуге, сломить ее и сразу после этого перейти в контратаку, как и было запланировано ранее. Маршал Жуков убедил Сталина отказаться от идеи предварительного нападения на немцев и было решено дать немецким войскам выдохнуться в попытке прорвать советскую оборону.

Регион Орел-Курск был ключевым моментов в атаке/обороне Москвы, это понимали обе воюющие стороны, в то время, когда Харьковский регион на юге был промышленным центром Советского Союза и имел стратегическое значение для хода войны. Поэтому оба этих региона были основной целью летней атаки 1943 года. Эти действия должны были выполниться немедленно после подавления немецкой атаки на Курской дуге.

Подготовка генштаба СССР к подавлению немецкой атаки

Чтобы остановить ожидаемую атаку Вермахта и измотать силы неприятеля, Советская армия построила на Курской дуге одну из самых мощных и глубоких рубежей обороны, которые когда-то существовали. Оборона Курской дуги была доверена генералу Рокоссовскому, главнокомандующему Центральным фронтом и генералу Ватутину, главнокомандующему Воронежским фронтом. Рокоссовский стоял в северной, а Ватутин – в южной части дуги. План обороны основывался на пяти параллельных оборонительных рубежах, из них два прифронтовых были обязанностью армии, а три тыловых – на ответственности фронта. Еще одна линия обороны была подготовлена в тылу дуги, резервными войсками. Вся система обороны была глубиной 5-6 км и включала в себя пехотные окопы, противотанковые и противоавиационные установки, окопанные танковые позиции и артиллерийские орудия.

Передовая линия обороны была самой мощной и представляла собой батальонные и оборонительные участки с противотанковыми орудиями и систему заграждений. Общая длина траншей и ходов сообщения составляла примерно 2.6 км, вдоль линии было расположено около пяти тысяч позиций и бункеров командования и наблюдения, около 600 противотанковых орудий и 700 км колючей проволоки. В этом секторе было заложено 450,000 мин. На каждом километре линии фронта было заложено по полторы тысячи противотанковых мин и примерно 1700 противопехотных мин.

Исходя из предположения, что танки будут главной ударной силой в немецкой атаке, основой линии обороны были противотанковые позиции, заграждения и минные поля.

Дислокация и действия немецкой армии

Общий план: захват в щипцы, у основания дуги с севера и юга, удар с юга в восточной части в направлении северо-востока танковыми войсками, пехотное подавление обороны с запада.

Удар с севера: Армии группы "Центр", под командованием фельдмаршала Клуге. Атака девятой армии генерала Моделя. Состав – 2 механизированных дивизии, 6 бронированных дивизий, 8 пехотных дивизий, всего 16 дивизий (еще 6 пехотных дивизий не включаются в атакующие силы). У данного состава – 1000 танков, большинство из них устаревшей модели "Панцирь-III,II и IV. Только один полк новых танков "Тигр", в качестве запаса. Для этой миссии было выделено большинство штурмовых самоходно-артиллерийских установок "Фердинанд".

Удар с юга: Армии южной группы, под командованием фельдмаршала Манштейна. Основной удар с юга выполняется 4-й танковой армией под командованием генерала Готта и оперативные группы "Кемпф" в следующем составе: 2 механизированных дивизии, 9 бронированных дивизий, 8 пехотных дивизий (4 дополнительных пехотных дивизии не принимали участия в сражении), всего 19 дивизий. В распоряжении сил находилось 1600 танков, из них 200 новых танков "Пантера", 94 новых танка "Тигр".

Оперативная группа "Кемпф" включала в себя 3 бронированных и 3 пехотных двизии.

Подавляющий удар: вторая армия с 7 пехотными дивизиями.

Силы резерва: в распоряжении северного сектора находилось 6000 орудий, в распоряжении южного – 4000. Авиационную поддержку северному сектору поставляло 730 самолетов, южному – 1,000.

Основной удар: несмотря на отсутствие четких указаний, судя по размеру составу и качеству ударных сил, похоже, что основной удар будет нанесен с юга.

Если подвести итог, в операции "Цитадель" со стороны Германии принимали участие:

- 3 механизированных дивизии

- 15 бронированных дивизий

- 22 пехотных дивизии

- 2500 танков (из них 200 "Пантер" и 94 "Тигра")

- 150 штурмовых самоходно-артиллерийских орудий

- 10,000 пулеметов и артиллерийских орудий

- 1830 боевых самолетов

Следует обратить внимание, что танки в бронированных и механизированных дивизиях сосредоточены в разных подразделениях.

В соответствии со стандартами, в пехотных дивизиях Вермахта должны были числиться 12,500 солдат и 190 пушечных орудий. На самом деле в части из них числилось только от 8000 до 9000 солдат и 160 пушечных орудий.

В бронированных дивизиях было по 16,000 солдат и 209 танков и штурмовых орудий. На деле, только в дивизиях СС числилось такое количество солдат, в других же дивизиях было гораздо меньше.

Большинство дивизий, особенно на второй линии, представляли собой только 2 полка (вместо трех).

Дислокация и действия советской обороны

Главнокомандующим фронта был назначен маршал Жуков, политруком при котором был Хрущев, будущий премьер-министр СССР.

Общее направление: жесткая оборона Курской дуги пехотными, противотанковыми и артиллерийскими войсками при поддержке локальных танковых резервов. Оборона разделялась на два сектора: северный, оборона которого была предоставлена Центральной армии и южный, который обороняла Воронежская армия. Стратегический резерв для уплотнения и контратаки, был под ответственностью Степного фронта.

Силы северного сектора – в компетенции Центрального фронта под командованием генерала Рокоссовского в противовес атаке с севера:

- 13 армия в центре, состояла из 2 стрелковых дивизий (15-ая и 29-ая) на передовой, две дополнительных дивизии и 3 танковых бригады – на второй линии.

- справа от 13-ой армии – 48-ая армия

- слева от 13-ой армии – 70-ая армия.

Расположение сил – по два формирования на переднем крае.

- 60-ая и 65-ая армии на левом фланге.

Силы резерва северного участка включали:

- Вторую бронированную армию с двумя бронированными дивизиями (3-я и 13-ая)

- Две бронированных дивизии (9 и 19)

- 11-й бронированный гвардейский батальон

Всего на северном секторе:

18 пехотных и стрелковых дивизий

8 бронированных дивизий

7 бронированных дивизий и еще один батальон

Количество танков в северном секторе (примерное количество, основываясь на 80% стандарта):

- в бронированных дивизиях – около 1000

- в бронированных полках – около 400-500

- пехотных танков – около 100-150

Всего – около 1600 танков

Силы южного сектора – в компетенции Воронежского фронта под командованием генерала Ватутина против южного сектора немецкой атаки:

- 6 и 7 армии обороны, справа 40-ая армия на передовой, также 2 стрелково-гвардейских дивизии, 1 стрелковая дивизия, 2 танковых дивизии (одна из них – гвардейская), а также 2 танковых батальона на второй линии.

Силы резерва на южном секторе:

- первая бронированная армия – бронировано-механизированные войска

- две бронированных гвардейских армии (2 и 5)

- 38 и 69 армии

Всего на южном секторе

- 7 пехотных, стрелковых и гвардейских дивизий

- 8-10 бронированных дивизий

- 1-3 механизированных дивизий

- 2 бронированных дивизии

- 3 бронированных батальона

Количество танков на южном секторе (примерное количество, основываясь на 80% стандарта):

- в бронированных дивизиях – 1300 – 1500

- в механизированных дивизиях – 40 – 200

- в бронированных бригадах – 140 – 180

- в танковых батальонах – 75 - 90

- пехотных танков – 30 – 70

Всего: около 1800 танков

Стратегические резервы в компетенции Степного фронта под командованием генерала Конева (который было создан во время перерыва между боями). Степной фронт поднял дополнительные линии обороны в тылу Курской дуги, основой восточной части которых была река Дон.

В состав Степного фронта входили:

- 2 гвардейских армии (4 и 5)

- 4 бронированных гвардейских армии (5, 27, 47 и 53)

- 2 бронированныхбригады (10-ая и 4-ая гвардейская)

Количество танков стратегического резерва:

- всего танков стратегического резерва – около 2000

Из стратегического резерва (Степной фронт) в боях на Курской дуге принимали участие (из источников) только две бронированных гвардейских армии. К этим армиям было приписано около 1600 – 1800 танков, из них в боях принимали участие только около 1000 танков.

Таким образом, на стороне СССР воевало:

- на северном секторе – 1500

- на южном секторе – 1800

- в стратегическом резерве – 1000

Всего советских танков: 4400

Соотношение сил в начале боев на Курской дуге

Важно заметить, что в различных источниках приводятся разные цифры в отношении количества танков, принимавших участие в боях на Курской дуге. Значительные неточности были замечены на стороне СССР. Таким образом, определить соотношение сил было можно было только судя по количеству и классификации военных подразделений, принимавших участие в боях, а также по составу боевых резервов. Основой расчетов бралось утверждение, что в элитных войсках, как например, отрядах СС с немецкой стороны и гвардейских дивизий со стороны СССР, начали бои в полном составе, в то время, когда остальные подразделения были в неполном составе. После рассекречивания советских архивов и совместных исследований с немецкими историками в 90-х годах не было получено однозначного ответа в отношении количества и типов танков, принимавших участие в Курском сражении и в танковом бою возле Прохоровки.

Соотношение сил – количество солдат

С немецкой стороны – около 700,000

С советской стороны – около 1,300,000

Всего в сражении принимали участие – 2,000,000 солдат.

Ведение боев

Курская битва велась немцами как будто речь шла о двух отдельных сражениях, на севере и на юге. Распределение сил, включая поддержку с воздуха, было продумано с самого начала и, очевидно, не изменилось во время военных действий. Командующие фронтами, Клуге на севере и Манштейн на юге, а также командующие атакой, генералы Модель и Гот являлись опытными военными и не позволяли верховному главнокомандованию, руководившему советским фронтом, вмешиваться в ход операции.

Из разведданных и допросов пленных, советская сторона узнала, что атака немцев назначена на 5 июля 1943 года, но очевидно, им был неизвестен точный час. Сюрпризом стала для них внезапная атака Манштейна и Гота на 12 часов раньше назначенного времени, в 15:00, 4 июля 1943 года. На обоих фронтах,за несколько часов до назначенной немцами атаки, советские войска встретили немцев плотным артиллерийским огнем. Ливни, прошедшие в ночь с 4 на 5 июля превратили почву в вязкую грязь и мешали продвижению немецких танков.

Северный сектор

Советские войска, знавшие о назначенном времени немецкой атаки, встретили их плотным артиллерийским огнем в 1:10 5 июля 1943 года. Это застало немцев врасплох и привело к потерям. Германия ожидала атаки со стороны СССР – но ее не было. В 3:30 начался артиллерийский огонь со стороны гитлеровских войск. Но качество траншей и заграждений на советской стороне снизили ожидаемые потери.

С рассветом, после артиллерийского огня и атаки с воздуха, началось немецкое наступление. Генерал Модель направил шестую пеходную дивизию и саперные войска на разоружение противопехотных и противотанковых мин. Эта дивизия была уничтожена почти полностью и для прорыва были применены танковые войска под прикрытием автоматного огня и мини-танков "Голиаф" с дистанционным управлением. Это позволило немецким войскам медленно продвинуться по ширине фронта на 30 км и до вечера того же дня немцам удалось пройти вглубь на 8 км, несмотря на жесткое сопротивление. В планах германской армии было стремительное продвижение до вершины холмов, на юг от советской линии обороны, защищающей Курск с севера и проникнуть на восточном фланге (левом) через городок Малоархангельск, на юг, чтобы отделить силы Советской армии от сил резерва с востока.

Немецкие танковые войска и пехота, постепенно вступавшие в бой продвигались очень медленно, преодолевая преграды и противотанковые ограждения советских войск и уже на третий день наступления, 8 июля, генералу Моделю пришлось отправить в бой свою последнюю танковую дивизию.

С 8 по 11 июля немецкие войска дошли до вершины холмов, высот 272, 274 и 253.5.

Эти высоты переходили из рук в руки несколько раз, в конце концов оставшись на территории советских войск. Чтобы это произошло, в бой были брошены все локальные резервы.

Немецкое наступление на восточном фланге провалилось, когда 23-ей армии не удалось захватить Малоархангельск и предотвратить вмешательство советских боевых резервов с востока. 11 июля советские стратегические резервы начали контрнаступление с 13-ой армией в центре,  18 гвардейской дивизией с севера и 3 бронированной дивизией с юга. Сначала немцам удалось остановить наступление на юго-восточном направлении, но их продвижение прекратилось, не доходя до глубины 15 км. Сражение, продолжавшееся до 13-14 июля, превратилось в борьбу на истощение, без каких-либо территориальных достижений у обеих сторон.

15 июля 1943 года советские войска начали контрнаступление на Девятую немецкую армию и уже через 3 дня, 18 июля 1943 захватили обратно всю территорию дуги и перешли в летнее наступление, которое отбросило Вермахт на запад и нанесло ему огромные потери.

Если говорить о человеческих потерях и потерях оружия, судя по источникам, очень трудно представить себе конечные цифры у обеих сторон. Тем не менее, можно представить себе, что потери СССР были в несколько раз больше немецких, и это отношение составляло примерно от 1:4 до 1:7. Практически невозможно оценить и потери в самом сражении за Курскую дугу (операция "Цитадель") и оперативным контрнаступлением и большой летней атакой советской армии. По количеству танков преимущество было на стороне немцев, так как захваченная в боях территория оставалась в их распоряжении 10-13 дней, что позволило отогнать и отремонтировать поврежденные или сломанные (как большинство "Пантер") танки на поле боя.

Южный сектор

Как уже было сказано ранее, Манштейн и Гот захватили СССР врасплох, начав военные действия на южном секторе на 12 часов раньше, 4 июля 1943 года. Целью этого было желание подготовить удобные исходные позиции и пункты наблюдения перед началом основного наступление на следующее утро. И в самом деле, три танковых дивизии 48 бронированной колонны (3, 11 и "Большая Германия) использовали внезапность нападения и смогли проникнуть вглубь линии советской обороны на 5 км. Параллельно с этим, бронированная колонна СС справа и 23 бронированная дивизия слева смогли улучшить свои позиции.

Тем не менее, советской артиллерии удалось встретить немцев предварительным обстрелом в ночь с 4 на 5 июля.

Советские запасные танки располагались в основном севернее предполагаемой точки прорыва Вермахта, в направлении Курск-Обоянь. Генерал Гот понял об этих предположениях, наблюдая за линией фронта с воздуха и решил, без получения разрешения главнокомандующего, отступить от начального плана и напасть в северо-восточном направлении, таким образом обойдясь без перехода через реку Псёл и болота в районе Обояни. Об этом намерении советской разведке узнать не удалось.

В отличии от военных действий в северном секторе, Манштейн и Гот начали наступление с танков. Сначала продвижение было трудным и медленным. Ведущая дивизия танков "Пантера" страдала от многочисленных технических поломок (как предполагал генерал Гудериан), что привело к неудаче в первой атаке. Тем не менее, уже в утренние часы немецкие войска начали достигать первые назначенные цели.

На правом фланге действовала бронированная колонна СС, элитное подразделение, полностью оборудованное, включая танки "Пантера". Эта колонна была хорошо известна советским солдатам из-за своего участия в атаке на Харьков и весенних сражений того года. СС направлялись в сторону деревни Прохоровка, на запад от железнодорожного полотна.

Кроме продвижения на земле, начало военных действий охарактеризовалось массивной бомбежкой с воздуха с обеих сторон. СССР, зная заранее о планах вермахта, пытались атаковать с воздуха аэродромы люфтваффе, рассчитывая уничтожить самолеты еще до взлета. Тем не менее, этот план не удался – в распоряжении немцев была новейшая модель радара. Это позволило немецкой авиации произвести 2,400 боевых вылетов в сторону советских сил.

В то же утро, южнее Белгорода советские войска атаковали также бронированная и пехотная колонна. Они направлялись в северо-восточном направлении. В самом начале сражения немцам удалось установить мост с севера от реки Донец.

В первый же день военных действий вермахт добился значительных успехов. Это не сломило обороны противника, советская армия отступила на новые позиции.

На второй день сражения, 6 июля, советская армия продвинула свои танковые резервы. Чтобы улучшить боевую стойкость танков перед немецкими орудиями, командование советским фронтом приняло решение установить значительное количество танков в заранее подготовленные окопы. Само собой, это влияло на маневренность во время контрнаступления. 7-8 июля немцы продолжили идти вперед. Советские солдаты стояли насмерть на всех направлениях: 48-ая бронированная колонна, шедшая на Обоянь, продвинулась вглубь на 25 км, в центре бронированная колонна СС шла на Прохоровку, оперативные группы "Кемпф" направлялись на север с целью обороны правого фланга колонны СС.

9 июля немецкое продвижение вглубь линии обороны достигло максимума почти на всех направлениях. И тем не менее, Гот и Модель продолжали оставаться на расстоянии более чем 150 км друг от друга.

Большое танковое сражение возле деревни Прохоровка.

В тот же день советский генштаб дал добро задействовать стратегические резервы "Степного фронта" и те, предназначенные для использования в южном секторе, начали стремительно продвигаться к заданной цели. На данный сектор были брошены Пятая гвардейская танковая и Пятая гвардейская армии. Танковая армия заходила слева от Прохоровки, а гвардейская – справа. 10-11 июля шли большей частью местные бои, и немцам не удавалось продвинуться на местности. Возле Прохоровки большая часть боев прекратилась вокруг высоты 252.2. Дивизия Адольфа Гитлера атаковала высоту 11 июля и нанесла советской армии тяжелые потери: 99 танков и много артиллерийских орудий, а также взяла в плен сотни человек. Командир танковой колонны СС решил, что в результате этого у него появляется возможность продвижения на север через Прохоровку.

11 июля Пятая гвардейская танковая армия добралась до линии фронта и начала атаку на бронированную колонну СС уже на следующее утро, 12 июля 1943 года. В то же утро, в 4 часа утра, прошла встреча командиров подразделений с командующим фронта, Ватутиным и его замполитом, Хрущевым, которые подтвердили план наступления и дали приказ уничтожить танки противника.

Сражение возле Прохоровки, 12 июля 1943 года, считается самым массивным и жестоким танковым сражением Второй мировой войны. На участке шириной в 7 км и глубиной около 8 км танки сражались с танками (только в послеобеденные часы в бой вступила пехота). На стороне вермахта сражалась бронированная колонна СС вместе с тремя бронированными дивизиями, на стороне СССР – Пятая гвардейская танковая армия с тремя бронированными колоннами. По последним данным, на стороне немцев воевали 320-350 танков, среди них 20-30 новых "Тигров". СССР задействовали 700-750 танков, включая два подразделения передвижных противотанковых орудий 85SU, танков "Т-34", "Т-70" и небольшое количество легких танков. По свидетельству немецкой стороны, в сражении принимали участие также танки западного производства ("Генерал" и "Черчилль"), поставленные советским войскам по лендлизу. После семи дней непрерывных боев немцы выдохлись, а советские солдаты, успев подготовиться и отдохнуть, были готовы к бою, а их танки были в хорошем состоянии.

Из-за своей слабой позиции в артиллерии, советские войска начали артиллерийский обстрел раньше, укоротив его на 15 минут, так, что после его завершения, их танки приняли инициативу и начали атаку в южном и западном направлениях. На каждом километре фронта располагалось около 50 танков и это только на первой линии. После 8:30 началось передвижение, советские танки старались подойти на наиболее близкое расстояние чтобы попытаться пробить немецкую броню, также с флангов и сзади, особенно у танков "Тигров", переднюю броню которых "Т-34" пробить не могли.

Близкое расстояние и возникший хаос на поле боя привели к смятому строю у обеих сторон, создав "стаи" танков, передвигавшихся по полю боя, сражаясь друг с другом. Из-за этого помощь артиллерии и авиации стала невозможной, из-за высокой вероятности попадания по своим танкам.

Сражение возле Прохоровки началось с танков и только в послеобеденные часы противники начали задействовать пехоту с обеих флангов, в основном на заселенной площади (возле берега реки Псёл) и в лесах.

Начиная с 11:00 немецкие дивизии начинают требовать поставки запаса оружия, но из-за тяжелых боевых условий  это оказалось невозможным.

В то время, когда на участке между железнодорожным полотном и берегом реки сражались две танковых дивизии СС ("Адольф Гитлер", "Мертвая Голова") с 18-ой и 29-ой бронированными колоннами, шло параллельное сражение между дивизиями СС "Das Reich" и Второй гвардейской бронированной колонной на юго-запад от железнодорожного полотна.

Сражение под Прохоровкой было особенно тяжелым и жестоким для обеих сторон. Солдаты пехоты не щадили танковые экипажи, покидавшие подбитые машины, стреляя в них и давя танками. На стороне СССР рации были только в головных танках, поэтому немцы старались прежде всего подбить именно эти танки, чтобы сбить противника с толку.

К вечеру 12 июля 1943 года бой еще не был завершен. Несмотря на тяжелейшие потери у обеих сторон, каждая из них считала себя победителем. Положение сторон практически не изменилось. Противники были готовы продолжить сражение на следующий день. Сегодня известно, что шансы немцев на победу 13 июля были выше. Кампф использовал хитрый маневр – советские танки в первом ряду наступления. Таким образом, ему удалось продвинуться вперед в восточном секторе.

Тем не менее, события развивались по-другому. 10 июля 1943 года союзнические войска вторглись на территорию Сицилии и открыли второй европейский фронт на юге, используя слабое место гитлеровской коалиции. Сражение на Курской дуге прекратилось по приказу самого Гитлера в ночь на 13 июля. Приказ касался, в основном, войск на северном фланге, находившихся под командованием Моделя. Манштейн получил от Гитлера разрешение попробовать использовать сложившуюся ситуацию. Бронированная армия СС была первой, получившей приказ начать подготовку к передислокации в Италию после того, как фельдмаршал Манштейн поблагодарил их за проявленную отвагу. В соответствии с документами, обнаруженными после войны, выясняется, что генштаб Гитлера рекомендовал уже 11 июля 1943 года прекратить операцию "Цитадель" из-за планируемой контратаки советской армии и выдохшихся немцев. Тем не менее, окончательное решение было принято только 19 июля 1943 года.

По мнению многих, битва при Прохоровке отличается от других сражений тем, что в ней принимали участие только танки, без участия пехоты и других подразделений. Речь шла об уничтожении танков противника, а захват территории был вопросом второстепенной важности. Тактика, которую использовали обе стороны была желание прежде всего использовать свои технические преимущества и технические недостатки противника. Так, немецкие танки с толстой броней и способностью залпов на большие расстояния пытались уничтожить советские танки с большого расстояния. В то же время, советские танки, обладавшие высокой степенью маневренности, как например Т-34, пытались  подобраться к немецким танкам поближе, чтобы подбить их с флангов. Таким образом, битва при Прохоровке является вехой военной истории. Все сражения, до и после сражения при Прохоровке ставили перед собой четкие территориальные цели. По последним данным, в этом сражении принимали участие 500 советских танков против 300 немецких в северном секторе.

Потери обеих сторон были, несомненно, тяжелыми. Тем не менее, историки до сих пор спорят о точности существующих данных.

В некоторых источниках указывается, что СС начали сражение с 700 танками и в тот же день потеряли 350-400 танков. В других источниках утверждается, в соответствии с немецкими документами, что немцы начали сражение с 20 танками "Тигр" и 300 танками другой модели. По немецким данным, в тот день они потеряли всего несколько десятков танков, среди них ни одного "Тигра". Советская сторона начала сражение с 700-750 танками, потери были следующими: Т-70 – 89; Т-20: 222; "Черчилль": 12; самоходные штурмовые артиллерийские орудия:11.

Общие потери боевых бронированных машин: 334 (это число приблизительно совпадает с данными СС).

Общие потери боевых бронированных машин у обеих сторон на Курской дуге (5-12 июля 1943 года):

Советская армия

Оборона – 1,614

Атака – 334

Всего 1,948 боевых бронированных машин

Немецкая армия

В атаке (по их данным) – только 87 танков/самоходных штурмовых артиллерийских орудий. По данным СС – в ночь с 4 на 5 июля 1943 года было уничтожено около 170 танков (не включая "Тигров"). Следовательно, потери немецкой армии должны быть гораздо выше.

Несмотря не технологическое и, возможно, тактическое преимущество немцев, такое соотношение кажется нереальным, несмотря на то, что оно подтверждается последними данными.

Воины-евреи на Курской дуге

В сражении Курск-Орел, как и в других сражениях, принимали участие тысячи еврейских солдат и командиров.

Третий механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта Семена Кривушина, в составе бронированной армии номер 1 готовился к обороне на южном секторе Курской дуги, где атаковала 4 немецкая бронированная армия. 6 июля немцам удалось пробить первую советскую линию обороны, которую держала Шестая гвардейская армия. Корпус Кривушина остановил немецкую атаку. С 6 по 10 июля этот корпус, наравне с другими подразделениями Первой танковой армии вели жестокий бой против немецких танковых войск, в состав которых входили танковые дивизии СС, элитные подразделения немецкой армии: "Дивизия Адольфа Гитлера", "Дивизия Мертвая голова" и "Дивизия Рейха". В тяжелом сражении, с огромными потерями у обеих сторон, хоть немцами и удалось продвинуться вперед на несколько километров – им не удалось пробить фронт. Корпус Кривушина стал гвардейским" – через две недели после этого сражения он был повышен до звания генерал-лейтенанта и награжден орденом Суворова.

12 июля в танковом бою под Прохоровкой погиб подполковник Михаил Гольдберг – командир 55 танкового полка Пятого механизированного корпуса. В этом же бою сражался полковник Д. Клинфельд – командир 51 танкового полка Десятой бригады. Г. Кашперский – командовал авиационным штурмовым полком номер 26, оборонявшим важную высоту возле Прохоровки. Старший лейтенант Кацельман – командовал артиллерийской батареей, когда на третий день сражения пехота была вынуждена отступить, батарея продолжила сражаться против вражеских танков. Артиллерийским огнем были выведены из строя 14 танков, но большинство артиллеристов погибло, среди них Кацельман.

В сражении на Курской дуге принимал участие пехотный полк, которым командовал Герой Советского Союза, майор Леонид Бобер – вот что он рассказывал о сражении в 1944 году:

"Над нами кружили вражеские самолеты, на нас шли немецкие танки.  Когда танки были совсем рядом, за 10 метров от нас, солдаты пошли на них с противотанковыми гранатами. Несколько танков были выведены из строя, другие отступили… мы шли прямо на них и, сражаясь лицом к лицу с врагом, мы оттеснили его. В этом бою я был ранен, но продолжал сражаться до самого конца".

Танковый полк Т-34 под командованием старшего лейтенанта Матвея Пинского – находился на оборонительных позициях в районе деревень Раково –Шепелевка. В первый день наступления на полк шли вражеские танки, "Тигры", у которых Т-34 мог пробить только боковую броню. Пинский, танки которого были тщательно замаскированы, позволил немецким "Тиграм" приблизиться настолько, чтобы их бока были доступны к обстрелу, и дал команду "огонь". Десятки танков начали обстрел, вражеские танки вышли из строя, немцы отступили. Пинский был награжден орденом Александра Невского. 12 июля в бою погиб подполковник А. Рабин – командир 233 артиллерийского полка во время обстрела танка "Пантера", проникшего в тыл Пятой гвардейской армии, возле реки Псёл.

Летом 1943 года, после передислокации, 16 литовская стрелковая дивизия расположилась на северном фланге Курской дуги в составе 48 армии. Именно здесь немцы планировали начать наступление.

Артиллерист Григорий Ушполь, находившийся на передовой, писал: "На линии фронта немцы установили громкоговорители, через которые транслировались обращения литовских дезертиров, призывавших своих соотечественников бросить оружие и перейти на сторону врага. На наши части сбрасывались листовки, где немцы обещали не брать литовцев в плен, а разрешить им вернуться домой. Эти призывы не имели успеха. Немцы не взяли в расчет, что примерно каждый третий солдат в нашей дивизии был евреем и был готов героически противостоять врагу, не отступая ни шагу. Кроме этого, большинство литовцев у нас были советскими патриотами, а еще 20 процентов солдат были русскими, украинцами или другой национальности… Немецкая атака началась после жесткого артиллерийского огня по нашей передовой. Это длилось более часа, в это время мы находились на своих позициях. Мы были готовы дать врагу отпор. Когда немецкая пехота пошла на нас, мы начали прямой обстрел шрапнелью… Контрнаступление наших войск заставило немцев вернуться на свои позиции с тяжелыми потерями. Мы тоже потеряли много солдат, командир нашей батареи был убит…

Наше орудие было совсем недалеко от немцев. До начала сражения между нами и немцами были ряды колючей проволоки и минное поле, но артиллерийский огонь внес хаос уже в первый день, поэтому мы были должны очень внимательно следить за любым движением врага, который обстреливал нас безостановочно. Перед нашим наступлением на деревню Панская, нашему отряду, командиром которого был Кальман Шор, было дано задание – уничтожить три пулеметных точки противника. Мы выполнили задание… В конце июля нам сообщили, что мы переходим в наступление… В бою за освобождение Никольского погибли и были ранены многие наши бойцы, я сам тоже был тяжело ранен…

В сражениях на Курской дуге советская артиллерия выполняла важнейшую функцию и поэтому удостоилась прозвища "Бог войны". Артиллерийскими командирами 65-ой армии и 2-ой танковой армии были евреи – генералы Исраэль Баскин и Григорий Пласков. Командиром 12 артиллерийской дивизии был генерал Моше Курковский.

Также в боях принимала участие 16-ая литовская стрелковая дивизия, в которой был высокий процент солдат-евреев.

Из сотен евреев, отмеченных в сражении на Курской дуге, тринадцать человек были награждены Орденом Ленина.

Оригинал:

 "В тени красного флага", Ицхак (Толька) Арад, издательство Министерства Обороны. Музей "Яд ва-Шем" и Мемориал танковых войск 2008.

На сегодняшний день удалось установить, что в сражении под Прохоровкой принимали участие не более 1,050 – 1,150 танков с обеих сторон.

С точки зрения СССР, сражение под Прохоровкой было частью оборонной стратегии и представляло собой важнейшую веху в ходе войны.  Сражение велось Пятой бронированной армией, располагавшейся на узком участке перед атакующими немецкими войсками, так как сектор военных действий был окружен с обеих сторон возвышениями и другими препятствиями, что мешало соперникам зайти с флангов или тыла.

Тактическое преимущество немцев зависело от 3 факторов: новые военные разработки (Гудериан), беспроводная связь в каждом танке и немецкий стиль руководства, основанный на понимании миссии и проявлении инициативы на всех уровнях иерархии.

Кроме этого, новые немецкие танки обладали впереди непробиваемой броней. Только разработка модели Т-34/85 в 1944 изменила картину в корне.

Немецкая авиация, которая по утверждению некоторых военных историков, уничтожила на Курской дуге больше советских танков, чем вместе взятые артиллерия и танки. Следует отметить также различия в маневрах на поле боя: Клуге и Модель на в северном секторе действовали по-другому, чем Манштейн и Гот – в южном.

В то время как Манштейн предпочитал использовать оперативные группы "Кемпф", чтобы изолировать поле боя и останавливать атаки, Модель рассчитывал с той же целью на пехоту, но его миссия провалилась. Как выяснилось позднее, группы "Кемпф" могли привести немецкие войска к победе под Прохоровкой, если бы сражение продолжалось еще день или два.

Были заметны также различия в способах преодоления преград Моделем и Готом. Модель использовал для этих целей пехоту, а Гот – бронированные дивизии. Так, Гот смог продвинуться глубже за тот же отрезок времени.

Советские главнокомандующие, Рокоссовский и Ватутин были хорошо подготовлены к сражению. Распределение бронированных подразделений между флангами в качестве тактических и оперативных резервов оказалось правильным. Использование данных резервов тоже оказалось правильным. Использование основной части стратегических резервов в летнем наступлении, которое безвозвратно пошатнуло позицию Германии на территории России, привело, в конце концов, к победе над нацистской Германией. Советское контрнаступление началось 15 июля 1943 года и уже 4 августа того же года были освобождены города Орел (на севере) и Белгород (на юге). Курская битва не была критическим сражением. Критическим сражением уже стал Сталинград. Это была отчаянная попытка Гитлера повлиять на ход войны на востоке.